Москва, ул. Митинская, д.12

Связаться с нами

Адрес:

Москва, ул. Митинская, д.12

Прием заявок и консультации:

info@packo.ru

Телефон (многоканальный):

+7 (495) 970 16 83

+7 (499) 959 16 83

Promishlennoe otoplenie New
SELECT * FROM `#__catalog_items` WHERE #__catalog_items.id IN (924,2,24) ORDER BY FIELD(#__catalog_items.id, 924,2,24)

Ваша Заявка

Купите необходимый Вам товар. Для этого перейдите на страницу с его описанием и нажмите кнопку
"Добавить товар в заявку".

Публикации

Круглый стол «Импортозамещение — драйвер развития цифровой энергетики, мифы или реальность»

Автор:
Золотаревский С.А., к.т.н., директор по развитию ООО «НПФ «РАСКО»
Издание: Автоматизация и IT в энергетике № 10 (135) . Год: 2020
21.10.2020

Avtom IT v trpl 10 kr stol page3 4

Avtom IT v trpl 10 kr stol page5 6

Avtom IT v trpl 10 kr stol page7

Импортозамещение информационных технологий в электроэнергетике играет особую, очень важную роль в области национальной энергетической безопасности страны.

Журнал «Автоматизация и IT в энергетике» организовал для специалистов работу виртуального «Круглого стола» на тему: «Импортозамещение — драйвер развития цифровой энергетики, мифы или реальность».

ЗОЛОТАРЕВСКИЙ Сергей Алексеевич, канд. техн. наук, директор по развитию ООО «НПФ «РАСКО»

ШЕХТМАН Михаил Борисович председатель совета директоров НПФ «КРУГ»

ЗУБОВ Денис Алексеевич Главный инженер бизнес-блока энергетики АО «РТСофт»

АЛЕКСЕЕВ Александр Валерьевич заведующий отделом рекламы и PR ООО «Релематика»

Участвующие в работе «Круглого стола» эксперты и специалисты ответили на следующие вопросы, заданные главным редактором журнала А.А. ЕГОРОВЫМ:

1. Каковы основные цели и принципы технологий импортозамещения?

С.А. Золотаревский: Цели импортозамещения в цифровой энергетике, по сути, точно такие же, как и в других областях и отраслях: снизить цены, сократить сроки реализации и уменьшить риски. При этом, когда мы говорим о рисках, то надо понимать, что речь идет даже не столько о политических рисках в виде возможных санкций, запретов на поставки, иных ограничений, сколько о возможности в случае разработки и реализации соответствующих технологий в своей стране, что называется «на месте», обеспечить возможность взаимного движения навстречу как поставщиков, так и потребителей соответствующих технологий, что бывает
крайне сложно реализовать в случае применения зарубежных продуктов. Особенно, в случае отсутствия их полноценной технической поддержки у нас в стране.

М.Б. Шехтман: Есть две основные цели импортозамещения. Тактическая, оперативная — предотвратить/минимизировать технические угрозы, вызванные санкционной политикой Запада. Никто не знает, как долго
может продлиться режим санкций, поэтому и предпринимаются соответствующие шаги с нашей стороны. Но главная, стратегическая цель заключается в развитии отечественных технологий полного цикла. Это должно стать основой долгосрочной технической политики страны, и мы надеемся, что она в дальнейшем не будет зависеть от текущей политической конъюнктуры. Мы надеемся, что импортозамещение — это всерьез и надолго. Однако есть три серьезных риска импортозамещения.

Риск 1 — изоляционизм. Бездумное увлечение идеей «заменить все на 100 %» неизбежно приведет к технологическому отставанию от внешнего мира, с одной стороны, и к чрезмерно неэффективным расходам государства, компаний и граждан, в конечном счете — с другой стороны. Выход один — найти на пути импортозамещения оптимальные решения, объединяющие развитие собственного производства и использование всех преимуществ международной кооперации. Для каждого вида продукции этот оптимум будет разным.

Риск 2 — локализация. Мы уже не раз наблюдаем попытки подменить цели истинного импортозамещения некими продуктами под вывеской «локализация производства». В этих случаях мы видим создание в стране обычной крупноузловой сборки (отверточная технология). Но «Собрано в России» (это тоже надо на начальных этапах развития) и «Сделано в России» — это два сильно различающихся понятия. «Сделано» — это значит, что авторские права на конструкторскую документацию и ПО принадлежат нашей стране, нашим компаниям (учредители которых российские граждане) и нашим гражданам. Владение авторскими правами и ноу-хау, а не шильдиком — это ключевое понятие настоящего, а не фиктивного импортозамещения. Конечно, российская компания может (а иногда и должна) купить иностранные авторские права и ноу-хау на продукцию. И в этом случае такая продукция будет заслуженно участвовать в программах импортозамещения. В стране уже есть позитивные примеры такого подхода, в частности, производство турбин большой мощности. При этом уровень импортозамещения некоторых видов продукции планируется довести до 100 %. Поэтому особое значение приобретает задача выработки государством обязательных долгосрочных, честных «правил игры». При
проведении тендеров должен учитываться критерий «доля/уровень отечественности продукции» (а не «уровень локализации»!). Чем выше значение этого критерия, тем больше преференций при проведении тендеров, получении субсидий, грантов и других мер поддержки. Это должно стать одним из обязательных механизмов реализации программ импортозамещения. Нам необходимы четкие индикаторы критерия «отечественность» в процентах (например, от 50 до 100 %) по годам (не менее чем на 5 лет). И так по каждой группе оборудования и ПО. Конечно, при формулировании таких индикаторов-заданий следует избегать волюнтаризма. Например, если будет принята государственная программа развития микроэлектроники (планируются расходы в 0,8 трлн руб.), то компаниям-производителям систем управления могут быть установлены высокие требования к уровню отечественности выпускаемых ими технических средств. Но если она не будет выполнена или выполнена частично, то нет смысла ожидать 100 %-го уровня импортозамещения в классе, например, АСУ ТП. Будем надеяться на лучшее.

Риск 3 — монополизм. Иногда под знаменем импортозамещения практически не скрываются попытки некоторых крупных игроков монополизировать целые отрасли и/или виды продукции, в том числе ПО. Это, в конечном счете, на мой взгляд, — путь в никуда. Последствия такого подхода хорошо известны в истории, и я не буду на них останавливаться. Для предотвращения такого риска государство должно выступить в качестве регулятора и сформулировать требования по конкурентности для каждого вида продукции. Например, должно быть обеспечено присутствие на рынке не менее 3-х (и более) поставщиков одного класса продукции. Это правило должно строго соблюдаться при проведении тендеров, при государственной поддержке НИОКР (субсидии, гранты и т.д.). Такие меры были предприняты правительством Китая много лет назад, и они доказали свою эффективность. Наша компания полностью поддерживает стратегию технологического развития страны по программам импортозамещения, и очень хочется, чтобы эти программы избежали всех трех вышеуказанных рисков.

Д.А. Зубов: Основной целью импортозамещения является повышение безопасности создаваемых систем и применяемого оборудования. Любой импортный электронный компонент может содержать скрытые составляющие, которые сработают в «нужный момент». Дополнительно переход на отечественные комплектующие должен способствовать развитию собственного производства, но здесь же таится и проблема — уровень готовности к этому нашего производства. Главное — соблюдать принцип «не навреди», то есть переход на отечественные решения не должен снизить функциональность, удобство и отразиться на стоимости создаваемых систем.

А.В. Алексеев: Основная цель — продвижение и развитие отечественных производителей на внутреннем рынке, а в перспективе и на внешнем. Как известно, спрос рождает предложение. Таким методом отечественные производители создадут собственные совершенные технологии и продукцию, конкурентоспособные по техническим характеристикам и качеству, с более низкой ценой. Не менее важная для нашего потребителя цель — снижение, а не увеличение себестоимости продукции в условиях перехода на отечественную продукцию. Это не так просто с учетом достаточно узкого рынка для некоторых видов продукции. Отсюда вытекает еще одна цель — не ограничиваться отечественным рынком, выходить на рынки других стран. В условиях, когда с рынка выводятся зарубежные производители очень важно также охранить конкурентную среду, избежать злоупотреблений административной поддержкой, дать возможность выходить на рынок и развиваться всем отечественным компаниям.

2. Какие главные задачи решаются в процессе реализации программы импортозамещения?

С.А. Золотаревский: Последовательный курс на импортозамещение, реализуемый в стране все последние годы, привел к развитию 2-х основных тенденций. Во-первых, целый ряд российских научно-технических предприятий увидел в этом свой шанс и, особенно в тех случаях, когда данные усилия опираются на необходимую финансовую поддержку крупного бизнеса, стал предлагать рынку все в больших количествах технические решения по своему уровню, как было принято говорить в свое время, соответствующие лучшим мировым образцам, а в целом ряде случаев и превосходящие их. И информационные технологии — это как раз та область, где данные тенденции проявляются наиболее ярко. Взять, например, лучшие информационно-измерительные системы сбора и обработки информации от приборов учета воды и энергоресурсов (электроэнергии, тепла и природного газа), уже реализуемые в ряде регионов страны. Во-вторых, наиболее серьезные зарубежные игроки на российском энергетическом рынке, понимая суть происходящих в России процессов, предпринимают активные шаги по локализации у нас в стране своих производственных процессов, для чего вводят в эксплуатацию новые производственные мощности. Такие компании, естественно, получают серьезные преимущества перед фирмами, работающими только через свои представительства: часто слабые, малочисленные и недостаточно компетентные.

Д.А. Зубов: Рынок меняется, меняются основные игроки. Если десять лет назад наибольший объем рынка занимали компании, поставляющие и налаживающие системы разработки и производства западных стран, то
сейчас ситуация в энергетике кардинально изменилась. Импортных систем уже меньшинство, на первые роли вышли производители отечественных программнотехнических комплексов, программного обеспечения
и отдельных устройств.

А.В. Алексеев: Развитие промышленности и сопутствующих сфер экономики, влекущее за собой повышение благосостояния всех слоев общества.

3. В чем заключается реакция рынка информационных технологий (ИТ) на импортозамещение в энергетике?

С.А. Золотаревский: Все возрастающее импортозамещение приборов и оборудования «нижнего» уровня, естественно, оказывает непосредственное влияние на информационные технологии, обеспечивающие их комплексное функционирование. Этому, в общем-то естественному процессу, оказывает определенное содействие протекционистский характер многих конкурсных процедур, ограничивающий или даже запрещающий использование зарубежных оборудования и технологий. Как и любые директивные меры, они не всегда идут на пользу конечному результату: в отсутствии реальной конкуренции далеко не всегда конечный продукт оказывается в итоге лучше и дешевле.

М.Б. Шехтман: Рынок ИТ в энергетике, как и любой рынок, чутко отслеживает новые запросы и вызовы Потребителей, в том числе на импортозамещение. Мы видим, что энергетические компании с госучастием такой запрос уже четко сформулировали. И поэтому крупные ИТ-игроки, в том числе в близкой нам сфере промышленной автоматизации, такую работу уже ведут и уже предлагают новые отечественные решения. Однако мы не чувствуем явно декларированного интереса к импортозамещению со стороны крупных энергетических компаний негосударственного сектора — а это большая доля рынка. Более того, вызывает недоумение продолжение политики широкого применения зарубежных ИТ-продуктов в таких критически важных сегментах, как теплосети. И это при наличии отечественных аналогов. Да, возможно, они не на 100 % соответствуют зарубежным аналогам. Но это происходит по единственной причине — нет запроса от энергокомпаний. А если нет запроса, то отечественным компаниям инвестировать серьезные средства на НИОКР без перспективы продвижения их результатов нет смысла. Нужны серьезные меры мотивации, например, закрепление на законодательном уровне преференций, в том числе по стоимости, отечественной продукции при проведении тендеров. Пример — так, как это реализовано в Республике Казахстан. Видна также новая тенденция — появление интереса крупнейших корпораций (РОСТЕХ, РОСАТОМ и др.) к разработке отечественных ИТ-решений, в том числе для энергетики, что означает появление возможности крупных инвестиций на НИОКР. Это, с одной стороны, не может не радовать, но, с другой стороны, следует хорошо подумать о долгосрочных  последствиях возможной монополизации.

Д.А. Зубов: Исторически компании занимались определенным перечнем задач и понемногу расширяли сферу применения своих разработок. Сейчас хоть и просматривается попытка создания комплексных решений, но качество и степень их проработки все равно значительно ниже, чем у решений, «заточенных» на конкретные задачи в определенной области или системе. Совместное применение решений различных отечественных разработчиков может позволить решать комплексные задачи.

А.В. Алексеев: Прежде всего — в создании отечественного ПО: АСУ ТП, SCADA-систем в различных вариантах разных по масштабу и области применения, ШТ систем автоматизации и управления активами. Применение отечественных комплектующих, таких, например, как 8-ядерные процессоры с архитектурой «Эльбрус» для персональных компьютеров и серверов, установленных на энергообъектах или рабочих ПК сотрудников компаний.

4. Следует ли российским разработчикам ИТ реализовывать совместные комплексные решения?

С.А. Золотаревский: Данный вопрос допускает двоякое толкование: Совместные с кем? С другими российскими или с зарубежными партнерами? Как и в любой другой области здесь, естественно, возможны различные варианты. Однако, что можно сказать совершенно определенно — это то, что по-настоящему комплексные решения всегда имеют неоспоримые преимущества перед локальными. Хотя бы потому, что в этом случае уже на стадии разработки устраняются возможные противоречия и нестыковки, принципиально неизбежные в других случаях.

М.Б. Шехтман: Я давний и убежденный приверженец технологических альянсов, которые решают задачи разработки и производства сложной продукции. У нашей компании накоплен многолетний позитивный опыт серьезных совместных разработок (хотя есть также и негативный опыт). Абсолютно уверен, что сейчас в рамках программ импортозамещения востребованность в таких альянсах (а точнее даже, в их продуктах) существенно возрастает. Сделать качественный продукт с характеристиками, близкими к лучшим зарубежным образцам (а заказчик уже привык к ним за эти годы), за приемлемые сроки можно только объединяя ресурсы интеллектуальные и финансовые компаний-разработчиков. Наша компания к этому готова.

Д.А. Зубов: В энергетике существует большое количество нормативных документов, прямо или косвенно подводящих разработчиков к применению отечественных компонентов и систем. В других областях это менее выражено, из-за чего импортные системы продолжают широко применяться.

А.В. Алексеев: Конечно, стоит, так как в этом случае заказчик получает ПО, которое решает комплекс задач, при этом существенно экономит на стоимости (комплект дешевле, чем составляющие, купленные
по отдельности), а также гарантию совместимости ПО между собой.

5. Есть ли существенные особенности импортозамещения в энергетике и как Вы оцениваете предварительные итоги реализации программы импортозамещения в энергетике.

С.А. Золотаревский: Подводить итоги импортозамещения в энергетике в целом мне сложно. Однако, в той области, где мы работаем: системах газораспределения, коммунальной теплоэнергетике, жилищнокоммунальном хозяйстве уровень локализации производства в России и странах ЕАС (по разъяснению Минпромторга оборудование, произведенное в странах ЕАС, также соответствует критериям импортозамещения) составляет существенно больше 50%. А по некоторым направлениям достигает 80-90% и более. При этом надо понимать, что сегодня продукция целого ряда ведущих зарубежных фирм (производителей приборов учета и КИП, запорно-регулирующей арматуры, насосного оборудования и др.) выпускается в России, на специально построенных для этого заводах. Причем, в большинстве случаев, это не имитация локализации, с которой все начиналось, а полноценные предприятия полного цикла. И пожалуй, единственным их отличием от аналогичных российских является большее использование кооперации, как это принято во всем мире.

М.Б. Шехтман: Российская энергетика, в отличие от некоторых других подотраслей ТЭК, все эти годы была довольно «отечественно-ориентированной», за что мы ей глубоко благодарны. Что касается систем управления, в том числе АСУ ТП, то в последнее время мы видим совместное движение Минпромторга РФ и Минэнерго РФ по пути максимально возможного импортозамещения в этой сфере (создана совместная рабочая группа). Мы надеемся, что будет разработан набор нормативно-правовых актов, которые бы регулировали/мотивировали как компании с госучастием, так и частные энергетические компании к интенсивному переходу на отечественные разработки, в том числе и ПО. А вот предварительные итоги я бы не осмеливался подводить сейчас. Подождем прохождения тендерной компании 2020 года.

Д.А. Зубов: Наиболее важно то, что тенденция импортозамещения стимулирует производителей заниматься разработкой своей продукции, привлекая к работам дополнительные кадры и непрерывно повышая их уровень.

А.В. Алексеев: В области IT и автоматизации особенности связаны со специфической структурой отечественной энергетики, технологическим наполнением — например, очень большим процентом находящейся
в эксплуатации устаревшей техники, большим количеством рутинных операций по учету активов, событий и планированию работ, особенностями технического регулирования, законодательства в области энергетики. Это касается самых разных видов продукции, как средств автоматизации, так и ПО.

6. Какие тренды Вам кажутся наиболее важными в области импортозамещения?

С.А. Золотаревский: Одним из основных трендов в настоящее время является увеличивающийся уровень «глобализации» или, другими словами, нарастающие тенденции к увеличению доли присутствия на рынке продукции ограниченного числа производителей: как «чисто российских» компаний, так и иностранных производителей, локализовавших, как уже отмечалось выше, свои производства и другие технологические процессы в России. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что с рынка естественным образом уходят производители, продукция которых не соответствует современному уровню развития данного. При этом, в условиях сокращения количества продуктов на рынке, проще решаются вопросы обучения персонала, унификации и стандартизации, взаимодействия различных структур, обновления продуктов и т.д. Однако, естественным недостатком этих, в общем-то, естественных процессов является снижение конкуренции, а значит увеличение вероятности диктата производителей во всех его негативных проявлениях.

М.Б. Шехтман: Самым важным трендом импортозамещения, в том числе в энергетике, я считаю создание/воссоздание отраслей производства компонентовкомплектующих. Создавать новые продукты из зарубежных компонентов (в том числе программных) мы уже научились. А вот производить сами компоненты — это поистине революционная задача, требующая очень мощного государственного участия, в том числе по моделям ГЧП. Фактически это должна быть Стратегия технологического развития страны. Такого рода программы уже создаются и делаются начальные шаги. Но это уже тема отдельного серьезного разговора.

Д.А. Зубов: В электроэнергетике применение систем на объектах крупных компаний требует подтверждения соответствия техническим требованиям. Это, в частности, происходит в процессе аттестации. Таким образом, рынок в лице владельцев объектов и осуществляет регулирование. Небольшие энергокомпании себе этого позволить не могут и запрашивают аттестацию крупных компаний. Двоякая ситуация. Но то, что контроль качества должен осуществляться, — это точно, иначе мы получим сторонние решения в «правильной» обертке.

А.В. Алексеев: Их на самом деле очень много. Постараюсь выделить те сегменты рынка, которые относятся непосредственно к нашей компании: замена морально устаревшей импортной релейной защиты на отечественные устройства; закупка и проведение торгов среди отечественных производителей релейной защиты; применение отечественного инженерного ПО для автоматизации рутинных процессов на производстве; вызов Российских инженеров для проведения периодического технического обслуживания ранее установленного импортного оборудования на подстанциях.

7. Должна ли какая-нибудь государственная организация заниматься оценкой качества отечественного ПО в области ИТ или рынок все урегулирует сам?

С.А. Золотаревский: Работая в основном в области газораспределения и коммунальной энергетики, мне, как уже отмечал, сложно оценивать необходимость государственного регулирования в области ИТ в энергетике в целом. Вероятно, учитывая существующие внешнеполитические риски, возрастающие угрозы различных кибератак соответствующие меры необходимы. Как минимум, в виде формулирования соответствующих требований, выполнение которых должно обеспечить бесперебойное функционирование отрасли в самых разных ситуациях. В крупной энергетике данные требования, очевидно, должны иметь силу закона, на более низких уровнях — возможно, являться рекомендательными. Однако, здесь, как и в других областях, считаю, очень важно не «перерегулировать». В противном случае вместо необходимой защиты от возможных рисков мы получим дополнительный тормоз для развития новых технологий, что в итоге приведет к снижению эффективности работы отрасли в целом.

М.Б. Шехтман: Я скептически отношусь к идее оценки качества продукции, в том числе ПО, еще одним бюрократическим органом. Заказчик всегда прав. Именно он и только он оценивает, в конечном счете, качество продукта и его цену. Поставил плохой и слишком дорогой продукт — и ты вылетел с рынка. И никакая формальная оценка посторонним государственным ведомством (а оно в указанных случаях не является заказчиком) тебе ничем не поможет. Несколько отходя от формулировки вопроса, я бы сформулировал другой запрос государству — создание специального Фонда импортозамещения. Учредителями-инвесторами фонда могут/должны быть государство и крупнейшие корпорации. Корпорации — будущие потребители формулируют свои требования к импортозамещаемой продукции (детальные технические задания) и на конкурентой основе разыгрывают гранты на НИОКР, выделяют субсидии и т.п. Эта модель существенно отличается от подавляющего числа существующих фондов развития. У нас есть ряд предложений, но они выходят за рамки этого круглого стола.

Д.А. Зубов: Это сложно! Отказ от импортных решений приводит к необходимости подтягивания своих решений к этому уровню. При этом, ИТ развиваются дальше и мы опять отстаем. Наша задача — анализировать мировой вектор развития, предвидеть тенденции следующих лет и развиваться сразу в направлении будущих решений.

А.В. Алексеев: Нужна, причем, возможно, не одна. И не обязательно государственная. Хотелось бы, чтобы в стране действовали несколько конкурирующих центров знаний, что давало бы гарантию, что данная деятельность не станет монопольной, и не произойдет обюрокрачивания. Нужны организации, решающие вопросы не просто контроля качества, а также вопросы применения продукции, анализирующие опыт эксплуатации современной продукции, проводящие исследования физических процессов в энергетике, разрабатывающие стандарты и правила, проводящие сертификационные испытания по умеренным ценам, существенно более низким чем цены западных центров. Обязательно должны решаться вопросы совместимости новой продукции, безопасности. Главное, чтобы их работа базировалась на научной основе и принципах экономической эффективности и разумной достаточности в области энергетики.

8. Можно ли совместить два тренда — развитие импортозамещения и глобализация мирового рынка информационных технологий и если можно, то как?

С.А. Золотаревский: Отвечая на вопрос, касающийся трендов в области импортозамещения, я уже частично ответил на этот вопрос. Здесь же добавлю: не только можно, но и необходимо. Однако, учитывая имеющиеся риски, о которых я уже упоминал, необходимо обеспечить структурирование как бизнес-процессов, так и технологических процессов, обеспечивающих внедрение и последующее функционирование соответствующих информационных технологий таким образом, чтобы их работоспособность могла быть обеспечена при любом, самом неблагоприятном развитии событий.

Д.А. Зубов: На мой взгляд, нет, но нужно понимать, что импортозамещение мы получаем неполное. Да, ПО — отечественное, устройство — отечественное, но и то и другое создается на базе импортных составляющих, будь то операционная система, библиотека или микросхема. Полный отказ от импортных составляющих невозможен — это реалии сегодняшнего дня.

А.В. Алексеев: Можно. Ведь речь не идет об изоляции от мировых технологий, мирового рынка, в этом случае отечественная экономика определенно проиграет в рыночном соревновании. Так, например, в Китае поддерживается определенный процент импорта, чтобы отечественные производители чувствовали не только формальную, но и фактическую конкуренцию со стороны мирового рынка. И, конечно, надо делать все возможное, чтобы лучшие мировые достижения, технологии, продукты были доступны нам, и, в конце концов, давали нам возможность повторить, или превзойти успех.

9. Буксует ли импортозамещение ИТ в энергетике и если да, то почему?

С.А. Золотаревский: Я бы не отрывал импортозамещение ИТ в энергетике от общей ситуации в экономике России в целом и энергетике в частности. Определенное «буксование» в условиях хронического недофинансирования отрасли в течение всех последних лет, безусловно, имеет место. Очень показательной в этом смысле является ситуация в коммунальной теплоэнергетике, где большинство предприятий вынуждено обеспечивать финансирование только так называемого «дырочного» ремонта. Т.е. заниматься устранением аварийных ситуаций: устранением разрывов теплотрасс и заменой вышедшего из строя оборудования. Основной причиной этого называют огромные задолженности со стороны потребителей. Здесь уже не до «высоких материй» в виде ИТ технологий. В то же время, продолжающийся переход целого ряда региональных теплосетей в собственность структур «Газпрома», фактически — под псевдогосударственное управление, дает надежду на то, что ситуация здесь начнет исправляться. Так ООО «Газпром энерго» в настоящее время осуществляет теплоснабжение 14-ти субъектов Российской Федерации: Астраханской, Оренбургской, Тульской, Московской, Липецкой, Орловской, Рязанской, Вологодской и Архангельской областей, Республики Коми, Ямало-Ненецкого АО, Ханты-Мансийского АО, Ставропольского и Краснодарского края. И соответствующая тенденция сохраняется. И в целом ряде из этих регионов уже видны признаки выхода из указанной кризисной ситуации.

Д.А. Зубов: В эпоху пятой индустриальной революции в сферах, где применимы глобальные технологии, правильнее говорить не об импортозамещении, а о разработке конкурентоспособных программных продуктов, которые смогут применяться не только в нашей стране,
но и по всему миру.

А.В. Алексеев: В определенной степени да, буксует. Одна из причин — нехватка финансирования на закупку ПО и ИТ услуг. Энергокомпании стараются работать на том, что есть, экономят на внедрении новых технологий. Также нужно учесть тот факт, что в настоящее время большей частью применяется импортное ПО, которое покупалось изначально и переход на отечественное ПО влечет за собой большие затраты на его внедрение. При этом талантливых программистов на территории России большое количество. Вопрос опять же в достойной оплате труда.

10. Что такое импортозамещение информационных технологий, и каким ему быть в России в эпоху 5-й индустриальной революции?

Д.А. Зубов: Не вижу связи между этими понятиями, особенно если учесть, что отечественный вектор в цифровизации несколько отличается от мировых тенденций.

А.В. Алексеев: Говорить об эпохе 5-ой индустриальной революции рано, ибо в России есть места, где до сих пор нет не только интернета, но и стационарного телефона. Сказал бы, что, плоды четвертой индустриальной революции еще не освоены и не внедрены, а пятая — это мир, где совместно работают роботы и люди, в настоящее время, выглядит фантастически нелепо. По этой причине нет смысла говорить об импортозамещении ИТ, так как Россия находится практически в равных условиях с зарубежными коллегами, нужно лишь не отставать и финансировать разработки отечественного ПО, для того чтобы 5-ая индустриальная революция произошла хотя бы одновременно с мировыми лидерами в ИТ.

11. От чего зависит эффективность всего, что происходит в области информационных технологий в той или иной компании?

С.А. Золотаревский: Как и в других областях, эффективность ИТ зависит от целого ряда факторов. Во-первых, от направления деятельности компании. Например, внедрение современных ИТ для онлайн-сбора показаний приборов учета, с последующей автоматизацией формирования платежных документов для оплаты за потребляемые энергоресурсы, возможностью в онлайн-режиме контролировать текущее потребление ресурсов и в реальном времени оптимизировать соответствующие процессы, позволяет многократно повысить не только производительность труда сотрудников данного предприятия, но и резко улучшить экономические показатели его работы. В то же время, например, в ремонтных мастерских экономический эффект тоже будет, но не такой значительный. Во-вторых, многое зависит и от человеческого фактора. Современными ИТ еще надо уметь воспользоваться: для этого необходимы или серьезное переобучение существующего персонала, или замена его на специалистов новой формации. И здесь, безусловно, многое, если не все зависит от менеджмента предприятия. Например, на нашем предприятии — ООО «НПФ «РАСКО» — только своевременное внедрение современного программного продукта 1С — «1С: Комплексная автоматизация ред. 2.4», обеспечивающего комплексное решение задач управления предприятием, его серьезнейшая адаптация под нужды ИМЕННО НАШЕГО предприятия, тотальное обучение всего инженерного персонала работе с ним позволило не только обеспечить относительно безболезненное функционирование предприятия в условиях пандемии, с выполнением всех своих обязательств перед многочисленными заказчиками, в том числе. По обеспечению заказов, связанных со строительством новых инфекционных больниц, но и существенно повысить эффективность и производительность труда сотрудников и минимизировать влияние так называемого «человеческого фактора»: практически полностью исключить ошибки при оформлении и сопровождении заказов потребителей.

А.В. Алексеев: Прежде всего, от правильно поставленных задач и мотивации для их выполнения, а это, в первую очередь, достойное финансирование и обеспечение всеми необходимыми ресурсами, в том числе высококвалифицированными кадрами.

12. В настоящее время импортозамещение — это драйвер развития цифровой энергетики или необходимость?

С.А. Золотаревский: И то, и другое. Как уже отмечалось выше, импортозамещение — это естественный процесс, реалии современной, к сожалению, очень непростой международной обстановки, естественная реакция рынка как на указанную ситуацию, так и на продолжающееся ослабление рубля по отношению к ведущим мировым валютам. К тому же стимулируемое государством... В то же время, как уже отмечалось выше, разумная локализация информационных технологий может дать как их разработчикам, так и потребителям целый ряд серьезных преимуществ: большую гибкость, адаптивность, сокращение времени на доработку или модернизацию в процессе эксплуатации и т.д.

А.В. Алексеев: В настоящее время, когда санкции не сняты, импортозамещение играет огромную роль в экономике предприятий, поставляющих оборудование и решения для цифровой энергетики, и является драйвером их развития.

Редакция благодарит всех участников виртуального круглого стола на тему: «Импортозамещение — драйвер развития цифровой энергетики, мифы или реальность» за интересные и содержательные ответы.